Среда, 9 сентября. Ни в сказке сказать, ни пером описать

Описание: 

Знаете, в доме у господина Тома время летит совершенно незаметно! Иногда даже забываешь, что в гостях заседаешь. И про лес крайне несимпатичный уже не думаешь за чайком брусничным.

Ой-ой-ой. Кажется, манера говорить стихами цепляется только так! То есть я, конечно, менестрелька и всё такое, но всё же предпочитаю говорить нормально! А то как-то несолидно.

Одним словом, этим утром я отправилась искать господина Боффина с совершенно ясными намерениями узнать, сколько ту мы собираемся гостевать... гостить! Господин Бинго нашёлся на свежем воздухе перебирающим свои записи. Все три листочка, хи.

Подняв на меня взгляд, он задумчиво пожевал губами и сообщил:

— Фиалочка, ты же знаешь, что я хотел записывать всё о нашем путешествии, впечатления разные, описания мест, которые мы видим, и, конечно же, обязательно — людей, которых мы встречаем! И та часть моих приключений, которая уже приключилась, будет неполной без описания этого Тома Бомбадила, прелюбопытнейшей личности, однозначно, — тут господин Бинго немного помолчал, и я тоже, потому что опять же начну в рифму... — Но есть одна проблема. Проще говоря, я не могу описать его так, чтобы это соответствовало действительности! Так вот, не могла бы ты поговорить с ним, и что-нибудь разузнать о нём? А затем рассказать мне в подробностях. Что он любит, а что — нет, откуда он родом, и чем занимается сейчас?

Господин Бинго заискивающе на меня посмотрел. Интересненько, а что ему-то мешает поговорить с господином Томом? Наш хозяин крайне добродушен и, по-моему, весьма легкомысленен, и вообще совершенно свой. Только манера говорить цепляется... Так что я согласилась. Хотя вообще-то собиралась спросить, когда мы дальше приключаться пойдём! Но господин Бинго так беспокоился из-за своей истории! Эх.

— Ой, хорошо-то как, что ты не против! — обрадовался он. — Удачи тебе, мой друг! Надеюсь, слова потекут рекой из-под моего пера, когда ты вернёшься с рассказом!

Конечно. Потекут рекой, лёгкою рукой... нет, кажется, я от этого никогда не избавлюсь. Ну и ладненько. Буду самой известной менестрелькой, говорящей стихами!

Господина Тома я нашла в доме. Найти его вообще совсем несложно. Главное — внимательно прислушаться, откуда доносится пение. Кажется, господин Том не способен вести себя тихо! Хотя ночами вроде он и не поёт. Зато ночами тут шуршит лес, аж жуть берёт.

В общем, господин Том бродил по самой большой комнате на первом этаже, и я сходу выдала ему все вопросы господина Бинго. Ворохом!

— Эге-гей, да ты, гляжу, любопытная девчушка! Столько слов, столько вопросов от обычной хоббитушки. Но вопросы — это так, просто для ответов. Веселее же, конечно, их искать там. Где-то, — сообщил мне господин Том.

Отлично. А уж как господин Бинго обрадуется такому ответу где-то! Господин Том тем временем, подпрыгивая, начал вокруг меня бродить. Или кружить.

— Всем про старину Тома интересно очень, но вопрос этот с подвохом, и ответ неточен.

В яблочко.

— Вот сходи-ка ты, пожалуй, расспроси деревья — отчего шуршат они, да скрипят кореньями? Или лучше свет спроси — отчего он льётся, почему вдруг — и темно, что ему неймётся?

Замечательно. Придётся господину Бинго осваивать художественные приукрашения. Но я всё-таки честно попыталась уточнить, а что же нравится господину Тому делать?

— Любит Том гулять в лесу, вечерком особо, а ещё — петь по утрам, громко и помногу. А вопросы так и льются, прямо водопадом! К слову, не сходить тебе ли к той реке, что рядом? Там как раз струится, пляшет, водопад играет, вот постой под этим душем — точно всё узнаешь!

А?.. Но господин Том уже упрыгал куда-то на улицу. Кажется, я из вежливой хоббитушки потихоньку становлюсь навязчивой.

Подождите-подождите!!! Мне что, в водопаде идти купаться?!

Мэриголд проводила меня с улыбкой, господин Бинго ободряюще кивнул. С холма водопад выглядел совсем не как «душ». А как очень много ревущей воды! Холодной!

Да! Я полезла туда купаться. Ну, то есть как, быстренько доплыла, и обратно. Ни на грамм понимания,доложу я вам. Мокро и... мокро. Мэриголд прямо-таки хихикала, а господин Бинго попросил не капать на его рукописи.

Обидно, знаете ли. А господин Том был в восторге.

— О-хо-хо, промокла насквозь? Прям как Том весною! Ливень капелек с одежды — с лёгкою душою! Вот и знаешь ты теперь, сколько зим здесь Том — ровно столько, сколько капель в водопаде том!

Мне даже уже спрашивать ничего не хотелось, хотелось высохнуть. Кроме того, по-моему, господин Том просто не умеет отвечать прямо! Нет бы сказать: «Живу я тут очень давно, годам счёт потерял», дак нет, а постой-ка ты под водопадом, здорово, правда, вот сколько капель в нём — столько и живу! Некоторые занорские баснетравы и байкопевы могли бы поучиться.

Но господин Бинго так просил!

— Ох, вопросы, всё вопросы! И сплошь всё про Тома! Том берёт здесь всё плохое, и творит хорошее. Взять хоть Старый Вяз дуплистый, весь прогнил давненько... дело есть — подбодрить надо Вяз тот хорошенько! Вот сходи к нему ты в гости, потанцуй немного, поделись весельем чистым, разомнись дорогой. И узнаешь между делом - ну, спросив у Вяза, — почему же Том так ценит всю лесную живность!

...и ещё, небось, узнаю, эким таким чудом не сожрали Тома звери за его наивность?

Старый Вяз! Надо же. Мы мимо него проходили, когда шли сюда, я рассказывала, так этот дуплистый чуть господина Боффина не схарчил, даром что дерево! Весь этот Лес какой-то ну совсем неправильный, и ни капельки мне не нравится. То ли дело парк в Занорье!

В этот раз повезло. Был жарковатый полдень, дремали все — даже кровопросцы (по крайней мере, только этим я смогла объяснить их отсутствие), и Вяз вяло шуршал ветками. От воды тянуло запахом ряски, голова сразу становилась большой и тяжёлой, так что я даже свою шапочку сняла. Спать тянуло. Но как-то не хотелось. То есть хотелось, но нет. Потому я бодренько попрыгала вокруг Вяза, похлопала его по коре и побежала обратно.

Хотите — верьте, хотите — не верьте, но мне показалось, что Вяз за мной заинтересованно следил! И даже помахивал в такт ветками! Но вообще такая звенящая жарень была, что угодно примерещится.

Господин Бинго всё сидел под навесом во дворе и грустно следил за мной.

— Признаюсь, что совсем не понимаю, куда Том клонит, — пожаловался он мне. — Вот что можно было узнать, танцуя с деревом?

Я высказалась в том смысле, что тоже ничего не понимаю, но зато не скучно. И побежала снова приставать к господину Тому.

— Эй-вей, веселей, танцы с Вязом всех бодрей! Но, девчушка, целый день на вопросы тратить — так устанешь говорить, на сегодня хватит!

И господин Том снова упрыгал по своим странным томовым делам, связанным со стоянием под водопадами и танцами со старыми подозрительными деревьями, кушающими хоббитов на ужин. А я пошла к господину Бинго.

— Да, Фиалочка, пожалуй, это не сработало. Том остался загадкой, и все мои попытки получить ответы на вопросы были встречены шутками и ерундой какой-то! — господин Боффин вздохнул. — Но, может, если он прочитает некоторые мои записи, то поймёт, почему же мы хотим разузнать о нём? Вот, пожалуйста, возьми эти бумаги и покажи Тому. Посмотрим, может, это убедит его разоткровенничаться.

Мне бы оптимизм господина Боффина! Мэриголд, впрочем, тоже настроена скептически.

— Почему кузен Бинго думает, что Том заинтересуется его писаниной? — шёпотом поинтересовалась она у меня. — Том совсем не похож на того, у кого есть время на книги, если хочешь знать моё мнение.

Я вообще уже не знаю, на кого похож господин Том, потому просто понесла ему листочки.

Господин Том их взял и даже полистал.

— Ох, какая прелесть! Листья, что шуршат чудесно, и покрыты вязью! Чувствую, как эти буквы бегают под пальцами, как чернила высыхают, сохраняя мысли! Но такой забавный способ Тому непривычен, хоть я вижу радость памяти для людей обычных. Эти листики-странички чем-то с песней схожи, что поётся на рассвете и летит по ветру, а затем её вновь слышат, но уже за полдень...

Господин Том неподвижно стоит, глядя куда-то сквозь писанину господина Бинго. Интересно, о чём он думает?

— Я в восторге, хоббитушка, от страничек этих, и от букв забавно-тонких — сквозь них жизнь так светит! Я, пожалуй, посидел бы с ними в уголочке, а ты сбегай к Златенике — ждёт тебя в тенёчке! Ненадолго возвратилась Златеника от ручья звенящего, ещё краше и милее, чудо настоящее!

Совсем забыла! Госпожа Златеника — жена господина Тома. Она вся такая... волшебная и милая, и почти всё время проводит у своего ручья. Там очень спокойно, красиво и совершенно не как в остальном Лесу! Надо было с вопросов к ней и начинать, наверняка она знает про своего мужа всё! Но ой как неловко.

Госпожу Златенику я и впрямь нашла у дома, в тенёчке, у таких больших каменных клумб. Она радостно мне улыбнулась. Вообще все тут всегда рады всех видеть, не то что некоторые хоббиты у нас в Занорье, не будем называть имена!

— Вижу, у тебя много вопросов, славная хоббитушка! Том, верно, совсем тебя замучил своими загадками да песнями?

Я немедленно закивала, потом вспомнила о вежливости и поклонилась. Совсем о воспитании в этих лесах забудешь! И вообще, пожаловалась я госпоже Златенике, господин Бинго очень хочет узнать побольше о её муже, но у меня ничего не выходит, хотя вообще господин Том очень дружелюбный и вроде как совсем ничего не скрывает.

— Фиалочка, я думаю, Том рассказал всё, что тебя интересовало... хотя ты об этом ещё не знаешь. Кто такой Том Бомбадил? Он — это он, и никто другой. Он любит озорничать и смеяться. Он скажет тебе постоять под водопадом лишь для того, чтобы ты почувствовала воду и послушала радостный перестук капель. Он — Повелитель воды, леса и холмов, и заботится обо всех здесь живущих, даже если их сердце прогнило и наполнилось злобой. Он старается подбодрить их, и ищет пути облегчить их боль.

Я слушала, затаив дыхание. И голос у госпожи Златеники красивый!

— Но этот ответ слишком длинный. Он — Том Бомбадил, и здесь больше нет никого похожего, — закончила госпожа Златеника и ласково на меня посмотрела.

К господину Боффину и Мэриголд я вернулась в глубокой задумчивости. Впрочем, Мэриголд это всё равно не заметила, она заскучала и рвалась в новые приключения, а господин Бинго лишь задумчиво кивал, пока я старалась слово в слово пересказать услышанное от госпожи Златеники.

— Да, — подытожил господин Бинго, — я думаю, это справедливая оценка нашего гостеприимного хозяина. Спасибо, Фиалочка! До сих пор не могу поверить, что ты и впрямь стояла под водопадом и танцевала с этим крайне недоброжелательным деревом, и всё по моей просьбе. Ты настоящий друг, и я рад, что мы путешествуем вместе!

Я аж засмущалась. Господин Бинго — такой вежливый хоббит! И про блестяшки [Bingo Badges] не забывает, и ужасно милым бывает иногда.

Да, очень уютный у Тома и Златеники домик всё-таки!